Гринмейл это давление

Корпоративное вымогательство (гринмейл).

Это новое для России явление, называемое в развитых странах «гринмейл», по сути своей есть один из способов вымогательства и является неотъемлемым спутником корпоративных отношений. Сегодня явление гринмейла становиться особенно актуальным для российских предприятий.

Итак, гринмейл — это деятельность, направленная на получение сверхприбыли посредством спекуляций или злоупотреблений своими правами акционеров (участников) по отношению к предприятию.

Методы корпоративного вымогательства весьма многообразны. Можно выделить два из них как основные:

  • Захват предприятия посредством перехвата управления (смены исполнительных органов);
  • Понуждение предприятия выкупить собственные акции (доли) по значительно завышенной цене.

Описание видов гринмейла.

Первый имеет целью — поглощение предприятия вопреки интересам его аффилированных лиц (крупнейших акционеров и менеджеров предприятия).

Технологии используются преимущественно агрессивного характера:

  • единовременная, четко организованная скупка акций (долей) предприятия у мелких акционеров (участников);
  • грубое давление на сопротивляющихся действиям гринмейлера руководителя и менеджеров предприятия посредством угрозы уголовного преследования (обычно успешно предпринимаются попытки возбуждения уголовных дел по фактам финансово-хозяйственной деятельности предприятия), а так же угроз другого рода;
  • привлечение всех проверяющих деятельность предприятия государственных органов с целью саботажа работы предприятия; активная публикация в СМИ неблагоприятных для руководителя, менеджеров и самого предприятия компрометирующих информационных материалов, в том числе распространение слухов о скором банкротстве предприятия, возбуждении уголовных дел в отношении администрации и т.д.

Следует отметить, что такого рода деятельность доступна крупным структурам, обладающим значительными связями с силовыми ведомствами и властью, штатом высококвалифицированных юристов, специалистов по работе с прессой и неограниченными (по отношению к самому объекту поглощения) финансовыми возможностями. Предпринимающая попытку поглощения структура, как правило, значительно крупнее самого объекта поглощения.

Второй имеет целью понуждение предприятия, обычно в судебном порядке, к выкупу у гинмейлера собственных акций (долей) по значительно завышенной цене.

Технология этого метода следующая:

  • Первый этап гринмейлер становится акционером (участником) Вашего предприятия, приобретая небольшой пакет акций (долей), позволяющий использовать законодательство об АО или ООО для юридических действий, целью которых является саботаж финансово-хозяйственной деятельности предприятия (например: пакет акций более 10% даёт возможность гринмейлеру требовать созыва внеочередных общих собраний акционеров буквально каждый день).
  • Второй этап, как правило, самый продолжительный и состоит из многочисленных судебных разбирательств, с количеством и сложностью которых штатные юристы Вашего предприятия обычно справиться не в состоянии, и проверок финансово-хозяйственной деятельности предприятия всеми возможными государственными проверяющими органами.

Опасность корпоративного шантажа достаточно велика прежде всего в силу его неожиданности и неспособности предприятия выдержать давление, поскольку гринмейлеры никогда не нападают на сильные структуры или предприятия, готовые к такому нападению. Поэтому одним из наиболее эффективных методов борьбы с корпоративным шантажом являются мероприятия профилактического характера, суть которых заключается в организации максимально эффективной системы защиты до момента нападения.

Построить систему эффективной защиты возможно на любом этапе. Однако, чем быстрее Вы обратитесь к нам, тем меньше будет временных и материальных затрат. Важно не только создать свой бизнес — не менее важно уметь его защитить!

Гринмейл: русская версия

Практически любая компания может стать жертвой корпоративного шантажа. Однако есть некоторые «правила поведения», зная которые руководство может защитить себя и свою корпорацию.

Проблема корпоративного шантажа (сейчас стало модным использовать иностранный термин «greenmail») часто обсуждается в российской деловой прессе. Журналисты колоритно описывают различные приемы, используемые шантажистами. Например, публичная критика менеджмента компании, возбуждение судебного преследования ее руководителей с обвинениями в мошенничестве, проведение альтернативных собраний акционеров с формированием второго совета директоров или второго генерального директора. Попробуем «без гнева и пристрастия» сформулировать некоторые правила поведения, которые помогут руководству корпорации избежать негативных последствий корпоративных конфликтов. Для начала дадим определение, что же такое гринмейл (greenmail — зеленое письмо, или по-нашему «черная метка»). Данный термин на корпоративном слэнге обозначает корпоративный шантаж. Иначе говоря, это злоупотребление правом со стороны акционера для повышения стоимости выкупа принадлежащих ему акций.

Гринмейл в России

В нашей стране гринмейл — понятие более емкое. Оно подразумевает и такие действия, как, например, корпоративная разведка или понуждение общества к совершению юридически значимых действий. Гринмейл используется не только для того, чтобы заставить компанию-цель выкупить ценные бумаги, принадлежащие гринмэйлеру. Зачастую он становится частью юридической схемы, применяемой одной компанией при недружественном поглощении другой. Однако в некоторых случаях корпоративный шантаж может быть и способом защиты своих прав мелким акционером.

Безусловно, действия гринмейлера являются по своей сути злоупотреблением правом. Однако в российском законодательстве четкое определение понятия «злоупотребления правом» отсутствует. По этой причине статья 10 Гражданского кодекса «Пределы осуществления гражданских прав» практического применения не находит.

Итак, к особенностям российского гринмейла можно отнести следующие:

  • полная неразборчивость компаний-агрессоров в выборе способов нападения;
  • наличие компаний, специализирующихся в области недружественных слияний и поглощений;
  • практически невозможно разграничить корпоративный шантаж миноритария, защищающего свои права, и недружественное поглощение со стороны компании-агрессора.

Классическая схема корпоративного шантажа

Корпоративный шантаж начинается с того, что миноритарный акционер возбуждает иск о нанесении ему убытков действиями мажоритарных акционеров. При этом он требует применить в качестве меры обеспечения иска не только арест акций крупного владельца, но и запрет участвовать ему в работе общих собраний акционеров. Причем повод, для того чтобы возбудить иск, здесь не существенен. Это может быть и признание недействительным ненормативного акта Общества, и имущественный иск.

После этого проводится общее собрание акционеров, где у нападающей стороны уже большинство голосов, избирается новый состав совета директоров и новый генеральный директор. Новое руководство быстро распродает активы акционерного общества. Впоследствии первоначальный иск рассыпается, однако имущества уже нет и вернуть его достаточно трудно.

Иные способы корпоративного шантажа

Схема 1. Любопытной представляется тактика взятия измором. Мелкий акционер засыпает компанию требованиями о проведении внеочередных общих собраний акционеров. Так как акций нападающего не хватит для принятия необходимого решения, здесь он рассчитывает на процедурные ошибки со стороны эмитента или крупного акционера, зацепившись за которые, можно достигнуть желаемого результата. Например, на очередном собрании акционеров, посвященном перевыборам его членов, кандидат может указать не все данные в анкете. Таким образом, на основании этого можно принять решение о том, что кандидата приняли с нарушением закона и опровергнуть назначение.

Возможны бесконечные требования акционера о проведении внеочередных аудиторских проверок, о предоставлении различной информации по хозяйственной деятельности компании и составу акционеров, иски и жалобы «в инстанции» по процедурным вопросам и т.д.

Схема 2. Популярной тактикой являются судебные иски, связанные с оспариванием тех или иных этапов приватизации, а также обжалованием решений о выпуске ценных бумаг. Основная цель — изменить соотношение сил в акционерном обществе.

Схема 3. Имеют место и вооруженные захваты предприятий, и применение мер административного давления на менеджмент, и блокирование судом по требованию акционеров производственной деятельности предприятий. Так, широкую известность получила история о том, как миноритарный акционер «Лукойла» в судебном порядке на три дня заблокировал экспорт нефти компании.

Схема 4. Активно используются пробелы действующего законодательства. В конфликты данного типа часто оказываются втянутыми органы государственного управления. Поясним примерами:

  • нет четкого правового механизма перехода прав собственности к государству на акции, принадлежащие умершим акционерам, когда отсутствует наследник по закону или завещанию. В результате, в реестрах акционеров права собственности на акции продолжают числиться за умершими. В ряде случаев это создает проблему для обеспечения кворума на собраниях, а также дает поле для многочисленных злоупотреблений (регистратору поступают передаточные распоряжения, «подписанные» умершим акционером, подпись которого заверяется эмитентом; умерший «голосует» на собрании и т.д.);
  • отсутствует механизм разрешения конфликтов, связанных с одновременным наличием в акционерных обществах двух советов директоров, двух генеральных директоров, при возникновении двух параллельно ведущихся реестров акционеров;
  • законодательством установлена лишь административная ответственность членов счетной комиссии за выполнение своих функций. Поэтому недобросовестные действия ее членов могут привести к срыву общих собраний или фальсификации их результатов.

Российские гринмейлеры — кто они?

Российские гринмейлеры — это инвестиционные компании, осуществляющие свой бизнес в рамках проектов по недружественному поглощению. В таких компаниях заняты высокопрофессиональные специалисты: юристы, экономисты — люди, работающие на стыке права, психологии, экономики. Компании-рейдеры предлагают инвесторам свои услуги в поисках и приобретении «объектов инвестиций». В Москве это, прежде всего рынок промышленной недвижимости, в регионах, как правило, промышленные и сельскохозяйственные предприятия.

О вреде конфликтов

Иногда в прессе можно встретить мнение, что корпоративные конфликты полезны, что они играют роль «естественного отбора» в бизнес-среде: выживает более грамотный руководитель, сохраняет свои позиции в бизнесе более энергичный предприниматель. С этим тезисом нельзя согласиться. Уже сегодня корпоративные конфликты отрывают у менеджмента объекта нападения массу средств и времени. Как правило, в период акционерных войн ухудшается экономическое состояние предприятий. Мелкие акционеры подвергаются массированному воздействию (в лучшем случае — психологическому). На фоне конфликта происходят массовые нарушения прав и интересов иных акционеров, в конфликте не участвующих. Все это вместе взятое приводит к подрыву доверия к российскому фондовому рынку.

Читать еще:  Дрожь в теле в ночное время

Как защититься от гринмейла

Главное в проекте недружественного поглощения — наличие плана, денежных средств, конспирация, использование правовых и неправовых методов, подкуп должностных лиц, знание и использование ошибок администрации.

Основная ошибка администрации (сегодня весьма распространенная) в том, что контрольный пакет не был консолидирован топ-менеджментом предприятия (в обществе было большое количество миноритарных акционеров). Вторая по значимости ошибка — слабый контроль за хранением документов (печати).

Третья ошибка — кадровая (возможность вербовки «инсайдера»). Избежать ошибок возможно, если общество имеет собственную службу безопасности и корпоративных юристов, если внутренние документы регламентируют хранение документов и доступ к ним. Обобщая практику недружественных поглощений, можно сделать вывод, что для их предотвращения необходимо:

  • минимизировать число миноритарных акционеров;
  • передать реестр независимому реестродержателю;
  • жестко контролировать проводки в реестре;
  • осуществлять контроль за движением имущества в регистрирующем органе;
  • следить за состоянием личных лицевых счетов в реестре;
  • привести в соответствие с правовыми нормами приватизацию предприятия.

Что такое гринмейл (Greenmail)

Этот термин иногда называют высокоинтеллектуальным вымогательством. Если в двух словах, то суть гринмейла состоит в том чтобы продать свои акции руководству компании по цене значительно превышающей рыночную. Эта цель достигается самыми разнообразными методами (большинство из которых опирается на законы о защите прав миноритарных акционеров) которые хотя не отличаются этичностью, тем не менее, не выходят за рамки закона.

Первые случаи такого рода деятельности, были зафиксированы ещё в XIX веке в Великобритании. А наибольшее распространение гринмейл получил в 80-е года прошлого столетия. Этот «золотой век» гринмейла ассоциируется с такими основными его фигурами как Карл Икон и Кеннет Дарт.

Кто такие миноритарные акционеры

Для начала поговорим о тех, кого в мире финансов, брокеров и бирж, принято называть миноритарными акционерами. Этот термин происходит от латинского слова minor, в переводе означающего – меньший.

Миноритарными акционерами принято называть таких владельцев акций, доля которых очень мала и потому не позволяет им оказывать сколь-нибудь существенного влияния на управление компанией.

Недостаток влияния на решения принимаемые советом директоров компании, миноритарным акционерам отчасти компенсирует законодательство. Закон наделяет миноритариев целым рядом прав, использование которых может существенно осложнить деятельность всей крупной компании (хотя изначально они создавались исключительно для защиты их прав).

В данном случае, миноритарий, наделённый определёнными правами, подобен Давиду, выступающему с пращёй против Голиафа в лице крупной корпорации. Например, по российскому законодательству, достаточно владеть 1% акций компании, может подать иск к руководству компании от имени акционеров.

Корпоративный шантаж в действии

Ещё один синоним слова гринмейл, это корпоративный шантаж. Приобретая определённый пакет акций по определённой рыночной цене, гринмейлер тут же приступает к действиям направленным на то, чтобы вынудить руководство компании выкупить у него этот пакет по цене намного превышающей рыночную.

Он подаёт судебные иски, направленные на обжалования принятых решений в управлении компании, инициирует различные проверки в отношении деятельности компаний и в отношении отдельных её руководителей и т.п. Цель всей этой «мышиной возни» состоит в том, чтобы достать руководство компании, подведя его к мысли о том, что куда легче выкупить у назойливого акционера его бумаги по любой цене, лишь бы он перестал уже досаждать и вставлять палки в колёса.

Самое интересное состоит в том, что многие крупные компании сами подкидывают гринмейлерам массу поводов для такого рода шантажа. В погоне за чёрным налом и в стремлении заплатить как можно меньше налогов, многие современные акционерные компании совершают множество таких действий, которые противоречат действующим нормам закона, а потому могут активно использоваться (и используются) для корпоративного шантажа.

Ярким примером такого рода деятельности является довольно распространённый в нашей стране заработок на сдаче в аренду площадей (торговых, производственных, складских и т.д.). В ходе приХватизации 90-х годов, все стремились отхватить как можно больший кусок пирога. И многие его отхватили, но вот справиться с вновь обретённым имуществом и заставить его работать в полную силу многие не сумели. Ну и для того, чтобы хоть как-то заработать на неиспользуемых мощностях, их просто сдают в аренду.

В чём же здесь нарушение? Ну, сдаёт организация в аренду ряд площадей, так она имеет на это полное право. Только вот цена, прописанная в договоре аренды, почему-то оказывается в несколько раз (а то и в несколько десятков раз) ниже реальной рыночной. И все знают о том, что разница между рыночной ценой и ценой прописанной в договоре перекочевала в карманы руководства компании, знают, но помалкивают.

А вот гринмейлер молчать не будет. Перед ним сразу открываются широкие перспективы для оказания давления на руководство. Он может подать иск в суд о возмещении убытков, которые принесли акционерному обществу его руководители. А может запросто написать заявление в ОБЭП, сам факт которого уже может послужить поводом для разного рода проверок и даже для ареста соответствующих лиц (или их долей в управлении компании).

Это только один из вариантов, а на деле таких множество. Взять хотя бы заработную плату в конвертах или откаты за тендеры. Непаханое поле…

Причём формально (с юридической точки зрения) гринмейлер прав, он ведь действует под эгидой борьбы за права акционеров компании, хотя на деле его, конечно, заботит лишь полнота собственного кармана. Да и с морально-этической точки зрения тоже ещё не совсем понятно кто честнее, гринмейлер или руководство компании, ворующее у своих акционеров или у государства (в случае манипуляций с налогами).

Основные признаки гринмейла

В арсенале любого уважающего себя гринмейлера есть целый ряд приёмов. Для одних излюбленным методом шантажа будет ежедневное проведение внеочередных собраний акционеров, другие очень любят инициировать арест активов компании накануне важных сделок. Другими словами, методов масса.

В целом, к основным признакам корпоративного шантажа можно отнести следующее:

  • Постоянно, казалось бы из ниоткуда, возникают разного рода трудности и проблемы мешающие функционированию компании в нормальном режиме;
  • Периодические (с большой частотой и настырностью) обращения к менеджменту компании с требованием предоставить разного рода документы и отчёты (на которые гринмейлер может иметь право в силу имеющейся у него доли акций);
  • Постоянные требования о проведении, каких либо корпоративных действий, в частности о проведении внеочередных собраний;
  • Жалобы в различные инстанции, результатом которых являются многочисленные проверки, а в ряде случаев и арест акций крупных (мажоритарных) акционеров.

Крупные гринмейлеры

Но наибольшую опасность для акционерных компаний, представляют не досаждающие им мелкие миноритарные акционеры, а крупные гринмейлеры. Здесь зачастую корпоративный шантаж граничит с рейдерством и часто одно перетекает в другое.

Крупные игроки обладают, куда большими возможностями по сравнению с их мелкими собратьями. Такие акулы способны запросто оттяпать всю компанию целиком у её предыдущих владельцев.

Здесь есть два основных сценария:

  1. Корпоративный шантаж проводится с целью прощупать и дестабилизировать работу предприятия для дальнейшего его поглощения;
  2. Неудавшееся поглощение перетекает в гринмейл с целью банально отбить деньги, затраченные на провалившуюся кампанию.

Как правило, крупный гринмейлер всегда остаётся в выигрыше. Он либо получает в собственность целое предприятие, либо, при неудавшейся попытке захвата, получает солидные отступные за приобретённый ранее пакет акций, методом банального шантажа.

Понравилась статья? Сохраните ссылку на неё у себя в соцсетях:

Все начатое дурно крепнет злом

Гринмэйл как явление финансового шантажа весьма распространено в странах с развитым корпоративным правом, но это понятие не является юридическим термином и неизвестно нашей правовой науке, хотя довольно часто встречается в деловой российской лексике и практике. На фоне громких дел по захвату компаний как-то в тени остаются действия гринмэйлеров, которые, понимая негативное отношение общества к их деятельности, всегда прикрываются целями защиты прав акционеров. Может ли быть оправдан гринмэйл как средство защиты прав акционеров от неправомерных действий основного акционера? Этот вопрос связан с ответом на философский вопрос: оправдывает ли цель средства? Можно ли такими методами, как шантаж, достигать полезной для общества цели — совершенствования корпоративных отношений? На этот вопрос ответил еще Уильям Шекспир в «Макбете»: «Все начатое дурно крепнет злом». Исходя из этого гринмэйл надо рассматривать как единое явление, какими бы внешне благородными целями он ни прикрывался.

Читать еще:  Вегетативные реакции организма

Главная цель стратегии гринмэйла — получение необоснованного обогащения либо получение отступных в имущественной или неимущественной форме за отказ от претензий, либо продажа своего пакета акций по завышенной цене, либо получение таких выгод и преимуществ, которые не могут быть им законно получены при существующих условиях хозяйственного оборота.

Главная цель стратегии гринмэйла — получение таких выгод, которые не могут быть законно получены при существующих условиях оборота.

Действия гринмэйлеров всегда содержат требования, которые не могут быть достигнуты на законных основаниях. Классический пример — случай, когда компания «Ваш финансовый попечитель», владея лишь 26 процентами акций Оленегорского ГОКа, с помощью суда попыталась стать единственным хозяином этого предприятия, помешав основному акционеру — «Северстали» (51 процент) — принимать участие в собрании акционеров. Целью «Вашего финансового попечителя» было продать свой пакет акций по «цене предложения». Получив отказ, гринмэйлер развязал войну против основного акционера. Путем подачи исков он попытался блокировать работу предприятия и сорвать годовое собрание акционеров.

В России есть ряд известных компаний и лиц, постоянных участников корпоративных конфликтов, профессиональных гринмэйлеров — это известный всему миру «инвестор» Кеннет Дарт, отечественные компании «Ваш финансовый попечитель», «Минфин» и ряд других. Установление имени компании-гринмэйлера помогает противостоять ей. Так, тот факт, что К. Дарт не стал скрывать своего имени в конфликте с «ЮКОСом», дало последнему сильные пропагандистские козыри в борьбе с шантажистом.

Тактика действий гринмэйлеров — формально придерживаясь закона, предпринять действия якобы по осуществлению своих прав, но по сути это проведение заранее спланированных акций, направленных на получение необоснованного вознаграждения, злоупотребление правом. В последнее время гринмэйлеры все чаще используют несовершенство российской судебной системы, поскольку сама судебная процедура позволяет до вынесения судебного вердикта осуществлять превентивные действия против ответчика (можно догадаться, что это мажоритарные акционеры и акционерное общество) и широко использовать сам иск как способ давления на компанию.

«Иски давления» широко используются иностранным «инвестором», преемником К. Дарта на российском рынке — У. Браудером (компания Hermitage Capital Management). Характерным примером является иск, поданный в 2001 году Hermitage с целью оспорить дополнительную эмиссию акций Сбербанка. Истец требовал через арбитражный суд отмены регистрации эмиссии и решения наблюдательного совета, ссылаясь на Закон «Об акционерных обществах». По ст. 81 закона член наблюдательного совета общества считается заинтересованным в совершении сделки, если он занимает должность в органах управления одной из сторон этой сделки. А по ст. 83 решение о сделке с заинтересованностью, если размещается более 2 процентов голосующих акций, принимается на общем собрании акционеров «большинством голосов акционеров, не заинтересованных в сделке». Такими заинтересованными лицами, по мнению истцов, были ЦБ РФ и его работники, члены наблюдательного совета Сбербанка.

Формально используя требования закона, представители компании Hermitage «не заметили», что на момент принятия решения о размещении акций путем открытой подписки не было известно о намерении ЦБ участвовать в выкупе и о каких-то обязательствах Сбербанка продать ЦБ эти акции, т.е. никаких нарушений закона не было. Но уже сам факт оспаривания эмиссии в суде мог отпугнуть потенциальных покупателей новых акций. Нетрудно догадаться, что именно эту цель и преследовал У. Браудер.

Самый последний пример. Компании, аффилированные с Hermitage Capital Management, пытаются через суд добиться погашения 62 процентов акций компании ОАО «Сургутнефтегаз», находящихся на балансе ее «дочек». Российское законодательство запрещает эмитенту лишь прямое владение собственными акциями, в отношении акций, находящихся на балансе дочерних предприятий, никаких законодательных ограничений не установлено, и этот законный способ используют многие российские компании-эмитенты. Так, по информации СМИ, на балансе «дочек» «Газпрома» находится 17 процентов акций материнской компании. Так что для удовлетворения иска против ОАО «Сургутнефтегаз» отсутствуют какие-либо законные основания.

Интересен не только сам факт подачи иска, но и его содержание. Иск на 99 процентов состоит из статей Федерального закона «Об акционерных обществах», а также Гражданского кодекса РФ в части правового статуса дочерних и зависимых обществ. Но эти бесспорно законные нормы права истцы используют, чтобы, как древнегреческие софисты, доказать нам, что дважды два — это пять. Вывод, который делают истцы, по смыслу заключается в том, что основное и дочернее общества есть суть одно и то же юридическое лицо! Но если это так, то почему тогда можно перераспределять имущество только дочернего предприятия в пользу материнского? Если это одно лицо, почему тогда нельзя отобрать имущество основного общества в пользу дочернего, например, заключив договор с маленькой «дочкой» «Газпрома», не обязать выполнять этот договор сам «Газпром»? Очень интересное правило открыли нам «кипрские софисты», фактически уничтожив известный всем нам принцип обособления имущества юридических лиц и разграничения ответственности основных и дочерних обществ.

Налицо полная софистика: если ОАО «Сургутнефтегаз» нарушило действующее законодательство о защите прав инвесторов, то где грозные предписания этого ведомства? Если эмитент ничего не нарушил, то чьи интересы отстаивает в суде его «эксперт»? Очевидно, пользуясь своим формальным правом подать иск к акционерному обществу, истцы прекрасно понимают, что он, по существу, удовлетворен быть не может. Действия компаний группы Hermitage — угроза смены менеджмента акционерного общества, по смыслу являются давлением на акционерное общество, «зеленой меткой».

В США в 70-80-е годы убытки крупнейших корпораций, подвергавшихся атакам гринмэйлеров, составили миллиарды долларов, поэтому гринмэйл получил негативную оценку со стороны общества и как тактика поглощения был законодательно запрещен в 1987 году. Западное бизнес-сообщество давно выработало систему защиты от «стервятников», а компании, подозреваемые в корпоративном рэкете, моментально попадают в особый, «черный» список. В США при наличии доказанного в суде факта гринмэйла большая часть прибыли, полученная в результате применения технологий корпоративного шантажа, подлежит перечислению в доход бюджета, в результате чего, например, уже упоминавшийся Кеннет Дарт отказался от американского гражданства.

Но в российском законодательстве не дано определения корпоративного шантажа, механизмов его выявления и пресечения, ответственности сторон, оценки возможности сговора менеджмента и гринмэйлера, оценки ущерба для мажоритарных акционеров, ответственности гринмэйлеров перед законом. Очевидно, что пришло время и у нас изменить правовые условия таким образом, чтобы защитить российские компании от гринмэйла, законодательно разграничить понятия корпоративного шантажа и защиты законных прав инвесторов, вкладывающих средства в российские активы.

Корпоративный шантаж (гринмейл)

Исторически гринмейл, или корпоративный шантаж (вымогательство)*(1264), являлся ответом миноритарных акционеров, точнее, отдельной их части на произвол мажоритарных участников и менеджмента корпораций, наблюдавшийся в самом начале возникновения акционерных компаний. Однако широкого распространения он не получил ввиду серьезного ограничения прав, принадлежащих отдельному акционеру. Например, по свидетельству И.Т. Тарасова, долгое время суды высказывались против «признания за единичным акционером самостоятельного права на судебное преследование правления или поверочного совета»*(1265). Некоторые группы владельцев акций (женщины и собственники небольших пакетов акций) вообще в ряде случаев по своей сути являлись неполноправными акционерами, обладая ограниченными правами. В частности, они могли участвовать в акционерных собраниях, но без права голоса*(1266).

Именно поэтому даже современные отечественные исследователи, рассматривая злоупотребления правом в акционерных отношениях, прежде всего обращались к случаям злоупотребления правом со стороны большинства акционеров, храня молчание относительно миноритарных*(1267).

Корпоративный шантаж — это ситуация, при которой акционер (участник), владеющий пакетом акций (долей участия), размер которого не позволяет оказывать существенное влияние на процесс управления хозяйственным обществом (принятие управленческих решений), путем злоупотребления своими корпоративными правами существенно затрудняет деятельность корпорации с целью продажи своего пакета по завышенной цене контролирующему акционеру (участнику) или самому акционерному обществу, либо получения от указанных лиц иного имущественного предоставления (чаще всего совершения сделок об оказании услуг, выполнении работ и т.п.).

Следует особо подчеркнуть, что случаи корпоративного шантажа распространены прежде всего в акционерных обществах. В обществах с ограниченной ответственностью они являются не таким частым явлением. Очевидно, данное обстоятельство обусловлено не только большим числом участников в АО в сравнении с ООО, но и отсутствием специальных процедур по переходу прав участника в акционерных обществах.

Читать еще:  Давление от столба жидкости

Целесообразно выделить следующие права, которыми могут злоупотреблять лица, осуществляющие корпоративный шантаж.

1. Права, связанные с осуществлением процесса управления обществом.

Указанные права принадлежат многим участникам корпоративных правоотношений. В их числе могут быть акционеры (участники), которым принадлежит широкий круг прав, начиная с права участия в общем собрании и заканчивая правом требования проведения внеочередного общего собрания. Права, связанные с осуществлением процесса управления, также принадлежат лицам, осуществляющим управленческие функции в обществе, членам органов управления (например, право члена совета директоров требовать созыва заседания совета директоров).

2. Право на защиту участников корпоративных правоотношений.

Действующее законодательство о хозяйственных обществах предусматривает широкие возможности для различных групп участников корпоративных отношений по судебной защите принадлежащих им прав. Однако нередко данные права используются их обладателями ненадлежащим образом, позволяющим квалифицировать их действия как злоупотребление правом.

Акционеры (участники) являются основными лицами, имеющими потенциальную возможность злоупотребления правом на защиту

Следует отличать злоупотребление правом на защиту от злоупотребления процессуальными правами, которые довольно часто допускаются представителями акционеров в ходе судебного рассмотрения соответствующего дела, например, в случае заявления ходатайства об отводе судьи*(1268).

Примеры злоупотребления процессуальными правами ярко иллюстрируют приведенные ниже отрывки из постановления арбитражного суда*(1269). Даже сухость и казенность формулировок не могут скрыть тот накал страстей, царивший во время проведения судебного заседания.

Федеральный арбитражный суд Московского округа рассматривал кассационную жалобу ОАО «Камчатское морское пароходство» Арбитражного суда г Москвы на решение от 29 июля 2004 г. по делу N А40-31858/04-22-340, принятое по иску ООО «Инвестиционная компания «Минфин» к ООО «Каско-Берег» (ранее — ЗАО «Каско-Берег») о признании недействительными решений общего собрания акционеров ЗАО «Каско-Берег» от 11 марта 2004 г. В заседании суда кассационной инстанции, открытом 2 ноября 2004 г. в 18:10 представителем ООО «Каско-Берег» по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 1 статьи 21 АПК РФ, заявлен отвод судье Т. Представитель ООО «ИК «Минфин» заявление об отводе поддержал.

Судом в порядке ч. 3 ст. 25 АПК РФ рассмотрен и отклонен отвод судье Т., заявленный ООО «Каско-Берег».

После возобновления судебного заседания 4 ноября 2004 г. представителем ООО «Каско-Берег» заявлен отвод судьям Б. и Ш. также по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ. Представитель ООО «ИК «Минфин» отвод указанным судьям поддержал.

Отвод двум судьям рассмотрен заместителем председателя суда и отклонен как необоснованный.

После рассмотрения заявления об отводе суд приступил к рассмотрению заявления ООО «Каско-Берег» об отказе от кассационной жалобы.

Однако представитель ООО «Каско-Берег» отвечать на вопросы суда, касающиеся заявления об отказе от кассационной жалобы, отказался, ссылаясь на недоверие суду, и подал письменное заявление об отводе судьям Т. и Б. по тем же основаниям. На разъяснение суда о недопустимости повторного заявления отвода по тем же основаниям представитель ООО «Каско-Берег» не реагировал и настаивал на рассмотрении отвода, заявляя о недоверии суду.

Представитель ООО «ИК «Минфин» также заявил об отводе судей Б. и Ш. по основаниям п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ. Заявление, поданное представителем ООО «ИК «Минфин», по форме и содержанию представляло собой точную копию заявления, поданного ООО «Каско-Берег». Оба заявления выполнены в виде бланков, отпечатанных на одном принтере, с пустыми графами для внесения фамилий судей и наименований заявителей.

Какие-либо мотивы отвода, помимо ссылок на статьи 21 и 25 АПК РФ, в заявлении об отводе судей Б. и Ш., поданном ООО «ИК «Минфин», указаны не были. Само заявление представителем ООО «ИК «Минфин» не подписано и его фамилия не указана.

Расценив указанные, очевидно, заранее согласованные действия представителей сторон как злоупотребление процессуальными правами, суд указал на недопустимость таких действий и предупредил о последствиях нарушения порядка в судебном заседании и проявления неуважения к суду.

Представители ООО «Каско-Берег» и ООО «ИК «Минфин», игнорируя замечания суда, продолжали заявлять о своем недоверии суду и в нарушение ч. 3 ст. 24 АПК РФ настаивали на повторном рассмотрении отводов судьям по тем же основаниям.

Принимая во внимание, что нарушения установленного председательствующим порядка судебного заседания представителями истца и ответчика препятствовали рассмотрению кассационной жалобы ОАО «Камчатское морское пароходство» по существу, судом вынесено определение об удалении из зала представителей ООО «Каско-Берег» и ООО «ИК «Минфин» и указанным лицам предложено покинуть зал заседаний.

В связи с неподчинением представителей ООО «Каско-Берег» и ООО «ИК «Минфин» распоряжению председательствующего покинуть зал заседаний для исполнения судебного акта об удалении представителей из зала суда судом был приглашен судебный пристав-исполнитель, которым был составлен соответствующий акт.

После оглашения резолютивной части постановления судом рассмотрен вопрос о наложении судебных штрафов на ООО «Каско-Берег» и ООО «ИК «Минфин» за проявленное их представителями неуважение к суду.

Судом вынесено определение о наложении судебных штрафов в размере 10 тыс. руб. на ООО «Каско-Берег» и ООО «ИК «Минфин».

Проблема злоупотребления акционерами правом на судебную защиту имеет особую актуальность не только в России, но и в других странах. Так, немецкий исследователь У. Зайберт отмечает, что любой акционер, владеющий хотя бы одной акцией, вправе предъявить иск о признании недействительным решения общего собрания акционеров. С одной стороны, это считается существенным достижением в области защиты интересов меньшинства, с другой же — вызывает критику как источник злоупотреблений и вымогательских исков*(1270).

В Великобритании судебные способы защиты прав акционеров являются важным элементом акционерного права. Однако английский законодатель при этом постоянно расширяет объем законодательных мер против злоупотреблений своими правами со стороны акционеров*(1271).

Как правило, злоупотребляющие правом акционеры предъявляют иски в целях признания недействительными решений органов управления акционерного общества, иски о возмещении убытков акционерному обществу лицами, осуществляющими функции управления, инициируют один или несколько фиктивных судебных процессов в целях придания законности неправомерным действиям. Например, акционеры требуют обязать органы управления общества, избранные фактически с нарушением требований закона, не уклоняться от исполнения своих полномочий, а также запретить всем третьим лицам препятствовать им в управлении делами общества*(1272).

Представляется возможным привести наиболее громкий случай фактического злоупотребления правом акционера на защиту из недалекого прошлого. Так, в июле 2001 г. жительница Рязанской области И. Егорова, владеющая незначительным количеством акций «ЛУКОЙЛа», обвинила главу нефтяной компании В. Алекперова в нарушении «прав и свобод гражданина» и добилась судебного запрета на отгрузку нефти «ЛУКОЙЛа» через систему «Транснефти». Запрет был снят через два дня через отмену судебного определения. Свои потери «ЛУКОЙЛ» оценил минимум в 1 млн. долл.*(1273)

Указанные действия акционеров не только затрудняют деятельность общества, но и причиняют убытки как самому акционерному обществу, так и иным участникам корпоративных отношений.

В свете вышеизложенного представляется необходимым отметить введение в ГК РФ главы 9.1 «Решение собраний» в 2013 г., а в частности положения п. 4 ст. 181.4, согласно которому решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица*(1274). Представляется, что данная норма окажет положительный эффект и будет способствовать снижению возможностей корпоративного шантажа как в АО, так и в ООО*(1275).

3. Право на информацию.

Право на информацию принадлежит не только акционерам, которые в соответствии с положениями ст. 52 Закона об АО вправе получать информацию о проведении общего собрания акционеров, а также имеют право доступа к документам общества, предусмотренным ст. 89-91 Закона об АО. Правом на получение информации о проведении общего собрания акционеров обладают и иные участники общего собрания акционеров. В частности, в их число согласно п. 2.11 и 2.13. Положения о дополнительных требованиях к общему собранию акционеров*(1276) входят доверительные управляющие акциями, а также представители РФ, субъекта РФ или муниципального образования*(1277).

Субъекты указанного права могут существенным образом затруднить деятельность общества, злоупотребляя правом на информацию. К сожалению, корпоративные шантажисты зачастую прибегают к помощи и государственных служащих.

В практике встречаются случаи, когда злоупотребление правом может повлечь для акционерного общества существенные проблемы. В частности, некоторые лица, приобретя небольшой пакет акций определенного эмитента, могут потребовать от него предоставить копии огромного количества документов, начиная с протоколов общих собраний акционеров за несколько лет и заканчивая всеми бюллетенями для голосования на собраниях. Иногда счет требуемых копий идет на десятки и сотни тысяч экземпляров.

4. Право участников на получение дивидендов (распределение прибыли*(1278)).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector